Последние годы немого кино
Наконец, в протазановской комедии «Дон Диего и Пелагея» (1928) у него уже настоящая, хотя по-прежнему небольшая, роль — «специалиста по сельскому хозяйству», способного, взяв в руки свеклу вслух размышлять: «Яровая или озимая». Тогда еще не было такого понятия — абсурдное искусство, но сценарий Б. Зорича, рассказавший о крайнем, буквально идиотском случае проявления бюрократизма, под это понятие полностью подходит. Наивную и добрейшую деревенскую бабку Пелагею одуревший от рыцарских романов начальник захолустной станции отдает под суд «за переход путей в неположенном месте, хотя «положенного там нет и никогда не было, и ни в чем не желающий разбираться судья приговаривает ее к трем месяцам заключения. История глупейшая, хотя и заимствована из фельетона тех лет. Ее алогизм усиливал «специалист» — городской щеголь, хвастун и совершенно дремучий человек, который с общего согласия назывался — Михаил Иванович Жаров. Прямого отношения к судьбе Пелагеи он не имел. «Специалист» мельтешил на экране, вызывая смех и недоумение и у деревенских жителей, и у зрителей. Но легко понять, что его задача не только в том, чтобы всех смешить,— она в конкретизации зла, свалившегося на ни в чем не повинную бабку. Ее ведь преследуют не какие-то злодеи, а просто некомпетентные, недалекие, равнодушные люди.


В течение шести лет Жаров снялся в шестнадцати фильмах, играя в некоторых — например, в «Анне» (1927). Преображенской и в картинах С. Козловского главные роли. Больших удач пока нет, но нет и явных провалов. Постепенно к нему приходит известность.


Сам Жаров эти годы — последние годы немого кино — оценивал очень критично, считал их временем ученичества. Уже были созданы и «Броненосец «Потемкин» Эйзенштейна — лучший фильм всех времен и народов, и пудовкинская «Мать», и довженковский «Арсенал», и все же кино как искусство было еще очень молодо. Многое из того, о чем сегодня молодые люди, желающие работать в кино, знают еще до поступления во ВГИК, тогда познавалось и открывалось впервые. Для Жарова, как он сам рассказывал, открытием было то, что далеко не весь его театральный опыт годится в кино. Понимание, что камера ставит актера и. зрителя как бы лицом к лицу, обнажает самые тонкие, совершенно неуловимые в театральном зале нюансы духовной жизни героев, пришло не сразу.


Автор Админ: 23.06.2010 06:40, Мнений: 0
Метки: Медведь