Рождение звукового кино
Профессиональная зрелость совпала с рождением звукового кино. Предложение Н. Экка сыграть роль Жигана в «Путевке в жизнь» (1931) «не обрадовало», по собственным словам Жарова, а лишь «заинтересовало» — это ведь был первый советский звуковой фильм, во всяком случае в игровом кино. Не обрадовало, видимо, потому, что к тому времени критики уже определили его талант как жизнерадостный, оптимистичный, а это подразумевало роли, так сказать, сугубо положительные. В этом рас- суждении есть внешне не- заметный логический сдвиг, превращающий актера в своего рода натурщика. На самом деле одаренный актер, каковы бы ни были его психофизические данные, не может ограничиться одноплановыми ролями, одним каким-либо амплуа. Это не удалось даже величайшему актеру нашего века — Чаплину, хотя чаплинский Чарли отнюдь не «амплуа», а своего рода маска, начало которой надо искать в народном театре пантомимы и которая подчиняется другим эстетическим законам. Сам Жаров быстро поймет опасность превращения в своего рода «героя-любовника» и станет играть разные роли.


С критиками дело обстояло сложнее. Даже после того, как Жаров сыграет Фомку Жигана, черносотенца и убийцу Дымбу в трилогии о Максиме, проходимца Еропкина в «Близнецах», опустошенного циника Храпова в «Вассе Железновой» (постановка Л. Лукова, 1953 г.) и другие подобные роли, один критик все же напишет, что ему, Жарову то есть, «подавай характеры живые, веселые, радостные...». Живые — обязательно, а все остальное требует размышлений и оговорок, как и замечание театроведа Н. Абалкина в его книге «Диалог с актером» относительно того, что Жаров «представлял, выражал себя в каждой исполненной им роли». Дело, конечно, в другом, в редкостном умении через внешнее добродушие и веселость показать страшные, темные закоулки человеческой души.


Жаров пишет, что он спросил Экка: «Коля, а почему ты думаешь, что я должен играть Жигана? Жулика и убийцу?» — «Во-первых,— ответил тот,— потому, что ты не похож ни на жулика, ни на убийцу тем более...» Это был довольно обычный прием использования актера «от обратного» — предложения ему роли, которая кажется противоречащей его психофизическим данным. Такие роли требуют от актера высокого мастерства и обращения к единственно пригодной в таком случае системе Станиславского.


Автор Админ: 23.06.2010 23:52, Мнений: 0


Смертельное оружие 3|Lethal Weapon 3 комментирует:

Автору респект

21.07.2010 14:42