Старшина Семибаба
Вскоре после окончания войны появилась серия кинокомедий, получивших сразу же жесточайший удар со стороны критики. Что говорить, «Небесный тихоход», «Близнецы», «Беспокойное хозяйство», «Поезд идет на Восток», «Первая перчатка» и некоторые другие — все это, в самом деле, отнюдь не шедевры Критиковать их — самое легкое дело. Но, кажется, никто не указал, что появление сразу такого большого числа легких, даже бездумных, нарочито условных по сюжетам комедий обуславливалось самим временем, потребностью в улыбке и шутке, пусть даже самой немудреной,— больно уж время было тяжкое. Стоило бы вспомнить, что в блокадном голодном Ленинграде Вс. Вишневский, А. Крон и Вс. Азаров написали веселую оперетту, а не что-нибудь, подобное «Оптимистической трагедии». И можно добавить, что спустя лет тридцать все эти комедии не без успеха шли на телевизионном экране.


Жарову досталось от критиков за старшину Семибаба из «Беспокойного хозяйства», но еще более — за завмага Еропкина из «Близнецов», особенно неудачной ленты. Все там было уже настолько условно, что жизнь, представшая на экране, не имела даже намека на реальный послевоенный быт. Чистенькая, завитая, в комбинезончике из «Дома моделей», очаровательная Л. Целиковская, изображавшая электромонтера,— это было нечто такое, от чего даже Голливуд мог бы зарыдать. Но, надо сказать, зрители смотрели «Близнецов» и подобные же пустяки не без удовольствия,— возможно, с тем удовольствием, с каким и до сих пор смотрят в оперетте на дурацкие похождения какого-нибудь князя Данилы или ужасные страдания Сильвы. Можно думать, что зрители, в отличие от критиков, и не ждали от этих водевилей ни сатиры, ни отражения реалий жизни.