Дымба
Съемки шли трое суток днем и ночью. Для коротких минут отдыха Жарову поставили раскладушку тут же, в павильоне. Ни о каких репетициях не могло быть и речи, и все снималось в одном дубле. Наверное, это единственный такой случай в творческой биографии Г. Козинцева — режиссера особенного склада, работавшего, как кажется, не по прихотливому вдохновению, а по долгим и точным расчетам, всегда заранее знавшего, что ему нужно получить от каждого участника съемочной группы, в том числе от актеров. Импровизацию на съемочной Площадке он допускал лишь как редкое исключение, только по производственной необходимости. А Дымба — целиком сымпровизирован Жаровым: от крахмального воротничка до добротного синяка под глазом, от веселого хамства с окружением до оттопыренного мизинца, когда он берет очередную рюмку, что должно, конечно, означать его «светскость» и «аристократичность».
Автор Админ: 07.07.2010 14:33, Мнений: 0


"Возвращение Максима"
Но не это удивительно: многие актеры свидетельствуют, что играть можно либо горячо любя, либо страстно ненавидя того, кого играешь,— равнодушие недопустимо, его никакой техникой не прикроешь. Удивительно другое — то, как Жаров, при такой поглощенности образом Меншикова, мог буквально мгновенно переключиться на показ персонажей совершенно других исторических эпох, социальной принадлежности, психологического строя...
Автор Админ: 07.07.2010 03:20, Мнений: 0


Образ Меншикова проник внутрь актера
Так, Жаров не принижает своего героя, когда тот оказывается в неприглядном положении, когда выявляются его воровство, чванливость, пристрастие к зеленому змию,— таково время, таковы нравы, главное же, он все равно остается первым помощником Петра. Зато в моменты героических деяний Меншикова возникают такие бытовые детали и ироническая интонация, которые начисто снимают пафос, явно неуместный, коль скоро речь идет об оборотной стороне медали. Например, в сцене взятия шведской крепости, когда Меншиков ведет в атаку драгун и добывает победу, он дает команду куда как не героическую: «Солдаты! В крепости вино и бабы! Даю три дня на разгул! Вперед! За мной, ура!!!» (Эта сцена, однако, вызвала ехидное замечание В. Шкловского по тому поводу, что в конном строю островную крепость не возьмешь: лошади по воде скакать не могут.)
Автор Админ: 04.07.2010 00:01, Мнений: 0


Советская классика
Вернемся, однако, к «Петру Первому». По постановочному размаху это был крупнейший исторический фильм 30-х годов. Он давно вошел в советскую киноклассику. Заметим, ни на миг не подвергая сомнению его идейно-художественные качества, что он все же и современникам не казался бесспорным по трактовке эпохи и особенно образа Петра. Так А. Довженко, выступая в начале 1940 года на Всесоюзном совещании по вопросам исторического фильма, рассказал услышанный, а скорее им же и придуманный, киноанекдот: ребенок спрашивает: «Папочка, скажи, какой царь, кроме Петра, был еще за советскую власть?» Папа отвечает: «Александр Невский».
Автор Админ: 03.07.2010 06:29, Мнений: 0